Кодирование от алкоголизма


Анонимное лечение у нарколога частным образом. Выведение из запоев с выездом на дом к пациенту в Виннице. Также - дальнейшее анонимное поддерживающее и противорецидивное лечение.
067-276-18-01
063-348-88-05
Юрий Всеволодович
e-mail: narkologia@mail.com

Из истории "кодирования"

Кодирование - совсем не новый метод. Когда я был молодым врачом-наркологом и "кодирование" по методу Довженко шло победным шагом по всей территории СССР, мои наставники рассказали мне, что эта методика еще раньше была описана в руководстве по психотерапии алкоголизма Рожнова, только под названием "эмоционально-стрессовая психотерапия".

Но, оказывается, этой методике гораздо больше лет, чем я даже мог себе представить. Как говорится, ничто не ново под луной.
В подтверждение вышесказанного привожу 2 отрывка о кодировании далекого прошлого.

Отрывок из книги Энтина Г.М. "Опосредованная психотерапия больных алкоголизмом"

Следует упомянуть, что зарок «трезвости на срок» использовался с давнего времени. В частности, в дореволюционной период его с успехом применяло духовенство. Желающие исцелиться алкоголики каялись священнику в грехе пьянства, после чего давали зарок не прикасаться к спиртному под страхом Божьей кары на строго определённый срок, как правило, полгода, год - до соответствующего большого праздника (Рождества, Пасхи). Из публикаций того времени известно, что были и такие священнослужители, которые не ограничивались принятием верующими их прихода зарока воздержания от алкоголя на определённый срок с целованием креста, но и проводили специальные проповеди о грехе пьянства для всех желающих, приезжавших из дальних мест. После такой проповеди и проводилось торжественное целования креста и принятие зарока трезвости «на срок».
Можно привести весьма примечательный факт того времени (1906 или 1907 год) со слов старого профессора, бывшего сотрудника кафедры психиатрии Московского университета, руководимой в то время профессором Владимиром Петровичем Сербским (1858 - 1917). Сам профессор В. П. Сербский и сотрудники его кафедры обратили внимание на то, что в клинику после праздников (Рождества, Пасхи и др.) поступали больные с крайне тяжёлыми гипертоксическими формами белой горячки, в том числе и со смертельными исходами, что особенно беспокоило. Родственники этих пациентов рассказывали, что ранее, после длительного пьянства больные ездили в один из подмосковных городов к отцу Паисию. Этот священник пользовался большой популярностью среди московского купечества и чиновничества за свои яркие проповеди, осуждающие пьянство, и многие давали после них зарок на трезвость на срок и срок этот соблюдали. Но когда срок зарока кончался, наступало такое пьянство, которого раньше и не снилось. Отсюда и тяжёлые формы белой горячки и смертельные исходы.
Профессор В. П. Сербский послал к отцу Паисию своего сотрудника с целью убедить священника в необходимости требовать от пришедших к нему пьяниц воздержания от алкоголя и после окончания зарока, если не под страхом Божьей кары, то по необходимости излечения от пьянства. Однако, священник возразил, что он не волен принуждать к этому верующих. По окончании зарока, они вольны поступать как захотят. Когда сотрудник доложил об этом профессору, тот направил его к архиепископу Коломенскому и Крутицкому, в епархии которого находилась церковь, где служил отец Паисий. Архиепископ внимательно выслушал доводы психиатра и сказал, что он призовёт к себе священника и попросил доктора при этом присутствовать. В назначенный день сотрудник профессора В. П. Сербского явился в консисторию, где уже ждал вызванный владыкой священник. Когда обоих пригласили в кабинет, архиепископ поздоровался с психиатром и, обратившись к священнику сказал: «На то, что впавших в грех пьянства рабов божьих от греха этого отвращаешь, моё тебе благословение, но тому, что говорит учёный доктор -внемли!»
Не случайно приходится столь подробно останавливаться на этом вопросе. «Кодирование на срок» ни в каком случае не может ориентировать пациента на возможность «умеренного» употребления алкоголя после окончания «срока действия кода». И не случайно обратил на это внимание профессор В. П. Сербский.
К сожалению, «кодирование на срок» волей-неволей создаёт у пациента иллюзию возможности умеренного употребления после окончания действия "кода". В этом слабая сторона всех методов, связанных с запретом употребления алкоголя «на срок». Поэтому в психотерапевтической подготовке и в мотивированном внушении особое внимание следует уделять убеждениию пациента в необходимости и неизбежности прекращения употребления алкоголя не на «срок кодирования», а на всю жизнь.

Хотелось бы обратить внимание на то, что такой вариант "кодирования" является более гуманным по отношению к пациенту, потому что он боится нарушить трезвость из-за "Божьей кары". Современное "кодирование" более напоминает гавайский вариант, когда врач-кодировщик берет на душу грех, если вдруг пациент умрет.

Кодирование у гавайских туземцев

Чтобы было понятно, что такое психический код, введённый в сознание (вернее в подсознание) человека можно привести исторический пример, который никакого отношения ни к алкоголизму, ни к лечению не имеет, но очень чётко иллюстрируют что такое вводимый в подсознание психический код и как он работает.

В конце XVIII или начале XIX века английский путешественник посещал острова Полинезии, ныне Гавайские острова в Тихом океане между Америкой и Японией, принадлежащие США и некоторым другим государствам, а в то время самостоятельное королевство с 300 000 жителей туземцев-полинезийцев. Уголовный кодекс в этом королевстве представляли законы табу, т. е. запрет под страхом смерти. Путешественник, у которого был переводчик, местный житель, владевший в какой-то степени английским языком, попал на небольшой остров, где состоялся суд над туземцем, нарушившим табу.

Ситуация была такая. В узкую извилистую протоку между островами во время прилива и отлива в океане водой заносилось много рыбы. Ловить её разрешалось только удочкой, а на постановку сетей в этой протоке было наложено табу, так как купающихся в протоке быстрым течением могло занести в сеть. Некий туземец нарушил запрет, поставил сеть. В это время в протоке купались дети, ребёнка занесло в сеть, он запутался в сетях и утонул. Нарушитель табу попался.

Путешественник присутствовал на процедуре суда над виновником. Ночью, при свете костров и под гром барабанов, мужчины племени усевшись на землю на берегу океана образовали большой круг. В центре его вождь, старейшины и шаман. Ввели виновника. Суд был скорым и правым, без долгих разбирательств. Вождь задавал вопросы, виновник отвечал. "Сеть поставил?" - "Поставил." "Табу нарушил?" - "Нарушил." "Ребёнок утонул, запутавшись в сети?" - "Утонул." "Смертная казнь!"

Когда путешественник спросил у переводчика, как будет осуществлена смертная казнь, тот ответил, что указом королевы в Полинезии на человеческую жизнь наложено табу, убивать человека нельзя - ни топором, ни копьём, ни камень на шею и в океан к акулам. Как же его казнят? Оказалось очень просто. На середину круга вышел шаман - в страшной маске, раскрашенный, увешанный зубастыми челюстями акул. Под гром барабанов он совершил вокруг осуждённого устрашающий танец, потом усадил его на землю, накрыл циновкой и в наступившей тишине несколько раз произнёс заклинание: "Как только край солнца появится над океаном - ты умрёшь!"

Больше ничего с осуждённым не делали. Вывели его на берег океана (вероятно, восточный, откуда восход солнца), племя вдали образовало полукруг, а он остался на прибрежной полосе. Горели костры, гремели барабаны, все сидели молча. Осуждённый ходил вдоль берега, становился на колени, молился, ждал рассвета и смерти. Начало светать. Рассвет на юге быстрый. Осуждённый, стоя на коленях протянул руки к разгорающейся заре. Появился край солнца, он взмахнул руками и упал.

Путешественник пишет, что он первым подбежал к нему, но осуждённый уж не дышал, он был мёртв. Код сработал. Подошли старейшины, вождь племени. Завернули труп осуждённого в пальмовые листья и зарыли недалеко от берега в землю.

Путешественник спросил через переводчика у шамана, много ли он людей отправил на тот свет. Шаман ответил, что немного, указав на холмики рядом с которыми был только что зарыт казнённый, это шестой в его жизни, а вот его дед и отец - те многих казнили. Теперь, мол, либерализм, казнят лишь в крайних случаях, как этого - ребёнок по его вине утонул. "Всех казнили таким образом?",- спросил путешественник. Шаман развел руками - на жизнь наложено табу, убивать нельзя. А так, значит - пожалуйста.

Наконец путешественник задал провокационный вопрос: "А был ли случай у тебя, у твоего отца или деда - заклинание произнёс, солнце взошло, а осуждённый не умер?" Переводчик долго переводил вопрос шаману, тот никак не понимал о чём его спрашивают, а когда понял - махнул рукой и ушёл. Вот, мол, чудак бледнолицый, всякие глупости спрашивает. Чтобы после заклинания солнце взошло, а осуждённый бы не умер? Такого быть не может...


16.12.2017

Цитата:  "То, что меня не убивает, делает меня синее" (один из моих пациентов)

Юмор

В России открылось «Общество анонимных алкоголиков» — Люди собираются вместе — и, не знакомясь, пьют по—чёрному.

Новости